02:35 

МЕЛОДИЯ ОДИНОКИХ СЕРДЕЦ II часть Allusio предфинал

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....
Автор: Eliora
Название: Мелодия одиноких сердец
Бета: Sharran
Фендом: Skip Beat!
Дисклеймер: все права принадлежат Накамуре-сану
Статус: в процессе
Пейринг: Кёко/…
Рейтинг: пока G
Жанр: романтика
Размер: макси
Предупреждение: жуткий ООС.
Размещение: с разрешения автора и указанием ссылки


Рен не помнил, как добрался до своей дома. Входная дверь, открытая на автопилоте, продолжала находиться в распахнутом состоянии, ожидая, когда хозяин квартиры закроет ее. А высокий брюнет, не разуваясь и не раздеваясь, бродил по темному помещению, как загнанный зверь. Разыгравшаяся сцена между Кеко и Кехеем возле подъезда въелась в память и не желала исчезать, раззадоривая ревностные чувства актера. Проведя рукой по усталому лицу, Цуруга бухнулся в кресло и откинулся на спинку кресла. Совесть с аппетитом грызла душу молодого человека, заставляя мучиться от своего бессилия хоть как-то исправить случившийся факт. И так с трудом совладав с бурлящими эмоциями, он не поддался на провокацию и не вышел к своему сопернику. А ведь мог? Но что тогда? Драка? Скандал? А затем бесчисленные заголовки газет, нагоняющие тень на репутацию лучшего агентства Японии? Да и как бы отнеслась к этому Кеко? Не смотря на то, что она вырвалась и убежала прочь... Он прекрасно знал, что Кехей для нее – лучший друг, и вмешательство актера в эту щекотливую ситуацию только бы оттолкнула ее от него. Бежать успокаивать девушку? Но разве она бы стала говорить с ним? Да и пустил бы его Кехей? Актер с силой припечатал кулак к мягкой ручке кресла, словно пытался раздавить всю эту нелепость, из-за которой он теперь вынужден теряться в догадках: «а что бы было, если…»
- Цуруга-сан, - в квартиру заглянул мужчина, - у вас все в порядке? У вас дверь нараспашку…
Актер перевел тяжелый взгляд с пола на замершего в дверном проеме соседа. Привычная для молодого человека невозмутимая улыбка далась, как никогда, тяжело, и больше походила на злобный оскал, заставив непрошенного гостя вздрогнуть.
- У меня все в порядке! - Рен поднялся и подошел к невысокому мужчине вплотную. – Благодарю за беспокойство.
Сосед неловко попятился назад и не заметил, как оказался на лестничной площадке перед резко закрывшейся дверью. Цуруга, уперевшись одной рукой в металлополимерную преграду, горько рассмеялся, жмурясь от боли, сжавшей душу чьей-то невидимой железной рукой.
- Какой же я идиот! – сорвался полухрип с растянутых в ядовитой усмешке мужских губ. – Почему я не вмешался?

***
Фуюми взглянула на стрелки кухонных часов, которые, словно специально, не торопились переползать с цифры на цифру. Ретаро все еще был у Кехея, а Кеко, которая, вроде как, немного успокоилась, виновато молчала, вертя в руках кружку с уже остывшим чаем. Хигаси знала, что рано или поздно терпение Окавы лопнет и, поддавшись своей ревности, он неминуемо сорвется. И так обострившиеся отношения между гитаристом и солисткой напоминали мину с замедленным действием: неизвестно, когда взорвется и невозможно предположить, какие последствия повлечет она за собой. Менеджер, скрестив руки на груди, внимательно посмотрела на певицу, изучающую темную жидкость в своей кружке.
- И не стоит так себя накручивать, - жестко сказала Фуюми, - Кехей сам виноват.
- Что? – Кеко, очнувшись от своих мыслей, взглянула на подругу.
- Перестань думать о том, что будет, не нагнетай обстановку, - пояснила Хигаси. – Ты же сразу предупреждала Окаву, что не сможешь быть с ним, верно?
- Это так, - устало выдохнула Могами, - но я понимаю, что его чувства… они искренние, настоящие… я просто… ну…
- Чувствуешь себя виноватой, - закончила ее несвязную речь брюнетка.
- Угу, - кивнула певица, сглатывая новые слезы. – Я ведь больше всего на свете боялась, что не смогу их разделить. И мои губы… они до сих пор горят от этого… этого…
- Поцелуя, - вздохнула Фуюми, глядя на робкий кивок головы разрумянившейся девушки. – И что особенного в этом поцелуе? – удивилась она. – Только не говори, что ты веришь во всю эту чушь с первыми поцелуями и… - заметив, как брюнетка визуально сжалась от ее слов, она шокировано прошептала. – Веришь?
- Выходит, я нарушила свое обещание, - практически беззвучно просипела солистка. – Я поцеловала нелюбимого человека до свадьбы…
Хигаси с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться:
- Тогда смею тебя расстроить, твой первый поцелуй уже состоялся.
- С кем? – оторопела Могами.
- А ты забыла о клипе? – напомнила менеджер о смущающей сцене финала.
- Это был всего лишь актерский поцелуй, и его нельзя расценивать…
- Тогда, чем этот поцелуй отличается от того? – резонно заметила Хигаси.
- Очень отличается, - прошептала девушка. – Ведь я же знаю, что это было не понарошку…
- А кто тебе мешает представить, что это действительно было понарошку? – развела руками менеджер.
- Но…
- Когда я училась в школе, - попыталась ее утешить Фуюми, - один задира из моего класса воспользовался моментом и поцеловал меня.
- Гад! - бросила возмущенная Могами.
- Еще какой, - хмыкнула менеджер. – Но это же не помешало мне встретить Ретаро и… - она заметила осуждение в ее глазах. – А что плохого в поцелуях, Кеко?
- Но вы же еще не женаты!
- И что с того? – нахмурилась менеджер, мысленно соглашаясь с утверждением Айне, что Могами совершенно ничего не понимает в истинных взаимоотношениях между влюбленными.
- Но ведь…
- Кеко, - Фуюми устало выдохнула, пытаясь воззвать к разуму девушки. – Сейчас на дворе двадцать первый век. И потом, если ты искренне любишь человека и доверяешь ему, то просто выражать свою любовь словами и восхищениями порой недостаточно…
- Поэтому и целуются? – искренне удивилась Могами.
- Конечно, ведь поцелуй способен показать всю ту нежность, которую ты испытываешь к своему любимому человеку, - продолжила проливать свет простой истины Хигаси на выкристаллизовывающиеся убеждения подруги. – А потом наступает момент, когда и поцелуев оказывается недостаточно…
- Что? – вспыхнула румянцем Кеко. – Вы и это уже…
- Знаешь, - недовольно проворчала нахмурившаяся Фуюми, - с такими представлениями об идеальных отношениях между мужчиной и женщиной тебе в пору отправиться в средневековье и ожидать своего сказочного принца… - заметив удивление Могами, менеджер лишь ехидно хмыкнула. – Что? Ты действительно думала, что так и должна выглядеть настоящая любовь? Серенады под балконом, напыщенные слова о любви и принц, который боится даже притронуться к своей принцессе?
- Ну… - протянула Кеко, понимая, что не в силах что-либо возразить.
- Господи, - ошарашенная Фуюми припечатала руку ко лбу, - в каком иллюзорном мире ты живешь? Это же сказки для маленьких девочек! Взрослой девушке твоего возраста мечтать о подобном… ну, как-то… - она пыталась подобрать более мягкие слова, чтобы не расстроить шокированную подругу, - глупо!
- А о чем должна мечтать девушка? – невольно покраснев и опустив глаза, пробубнила солистка.
- Ну… каждый мечтает по-своему, - менеджер чуть склонилась, пытаясь разглядеть заблестевшие глаза подруги. – И, конечно, о прекрасном любимом человеке тоже, но… она же должна быть готова подарить свои чувства в ответ и ему. И поцелуй, хоть самый обычный, в щечку… - Хигаси заметила, как уголки губ певицы дрогнули в полуулыбке, - может рассказать, куда больше, чем все напыщенные слова мира. Говорить можно красиво и, порой, не вкладывая никакого смысла в свою речь, а вот чувства… - менеджер вернулась в исходное положение, скрестив на груди руки, - их не обманешь.
Кеко внимательно посмотрела на Фуюми, старательно обдумывая сказанное.
- Поэтому поцелуй Кехея, - менеджер плавно вернулась к главной обсуждаемой проблеме вечера, - стоит расценивать, как его проявление любви к тебе. Он надеялся, что таким образом сможет вызвать в тебе ответные чувства, но…
- Ну если рассматривать с такой позиции, - задумчиво произнесла Могами, мысленно возвращаясь к сцене у подъезда, - то я не могу сердиться на Кехея…
- Вот именно, - удовлетворенно подчеркнула Хигаси. – Я уверена, он сейчас переживает из-за случившегося стократ больше твоего, ведь он сделал это насильно, причинил тебе боль…
- Но я все равно не могу полюбить его так, как он того желает, - певица обреченно вздохнула. – Зачем ему я? Ведь столько красивых девушек вокруг него и столько фанаток, писем с признаниями.
- Значит, в тебе есть то, чего нет в других девушках, - не задумываясь, ответила менеджер. – А раз так, то окружи его хоть сотнями и миллионами самых потрясающих красавиц мира, он все равно выберет тебя… Уж такова она… любовь.
Кеко прикрыла глаза, прислушиваясь в воцарившейся тишине комнаты к мерным ударам сердца. Хигаси замерла в ожидании, ведь от вывода, к которому придет Могами, зависит дальнейший климат группы.
- Фуюми, - благоговейно прошептала Кеко, открыв заблестевшие глаза, - ты такая мудрая!
- Скажешь же, - смущенно хмыкнула та. – Я просто встретила любимого человека и немного изменила свои взгляды на некоторые вещи. Может быть, и ты, присмотревшись к Кехею получше, поймешь, что заблуждалась?
- Нет! – Кеко уверенно мотнула головой. - Я уже много раз об этом думала, но не испытываю к нему ничего из того, что ты описала… Я не хочу его обманывать.
- Понятно, - хмыкнула Хигаси. – Тогда вам надо поговорить и окончательно разрешить неопределенность ваших отношений. Только, - в голосе менеджера снова послышались стальные нотки, - не кокетничай с ним, типа «я никогда не полюблю» или «я не такая, чтобы меня любить, ты достоин лучшего». Ты должна сразу четко и аргументировано объяснить, почему ты не можешь ответить на его чувства.
- Прямо вот так сразу? – поразилась Кеко.
- Конечно!
- Но я пыталась ему тогда сказать, - хотела было возразить певица. – А он все равно меня не хотел услышать.
- Да потому что ты все время ссылалась на свои прошлые отношения с Фувой, - поучительным тоном заявила Фуюми. – Поэтому-то Кехей и понадеялся, что сможет показать тебе настоящие чувства, восполнить то, чего у тебя не было… и надеялся, что со временем ты ответишь на его чувства.
- Правда? - тихо произнесла Могами.
- Конечно, правда, - тепло улыбнулась менеджер. - Оно и было видно с самого начала. Но если ты уверена в том, что не изменишь своего отношения к Кехею, то лучше сразу все разъяснить. Нет ничего плохого в том, что ты не можешь принять его чувства, как бы ему хотелось. Ложь, хоть и во имя благих намерений, еще никому не приносила счастья.
- Тогда я попытаюсь еще раз поговорить с ним, - уверенным тоном заявила Могами. – Может, мне удастся его убедить?
- Но это завтра, - облегченно вздохнула Фуюми, - оставь этот разговор до завтра.

***
Кеко, проводив друзей и приняв горячий душ, улеглась на постель и сосредоточенно посмотрела в потолок. После разговора с Хигаси многие вопросы, на которые она долго не могла найти ответы, прояснились, но вот неразрешенные отношения с Кехеем все еще будоражили ее предстоящей встречей. Могами пыталась продумать слова, которые скажет ему завтра, но осознание того, что они принесут ему боль, заставляло мучиться сомнениями.
- Поставить точку, - печально выдохнула она. – Легко же сказать… Ну почему все сложилось именно так? Почему я не могу его полюбить и ответить на его чувства? – она осеклась, внезапно осознав смысл сказанных слов. – Что я говорю? То есть я уже готова влюбиться? Я же зарекалась, что никогда… - щеки предательски вспыхнули алым цветом. – Нет-нет-нет… - замотала она головой, пытаясь убедить себя. – От любви же одни неприятности?
«Я просто встретила любимого человека и немного изменила свои взгляды на некоторые вещи», - всплыли в сознании слова подруги.
- А ведь правда, - Кеко, перевернувшись на бок, стала сравнивать Хигаси до отношений с Ретаро и после, - она очень изменилась с тех пор. Стала мягче, да и перестала стесняться его знаков внимания… да и вообще, - Могами мечтательно улыбнулась, - они – великолепная пара! Как и Юри с Хироши или Йоко с Кацуки… Глядя на них, на их взаимоотношения, понимаешь, что они действительно счастливы. Даже ревностные выпады Юри не способны разрушить того искреннего и влюбленного взгляда Хироши, с каким он смотрит на нее, когда она рядом… - девушка от внезапно открывшейся ей истины села на кровати. – Но ведь и в их жизни были какие-то разочарования, правда? Ретаро когда-то безответно любил Айне, но он же не побоялся полюбить снова? Конечно, - раздосадовано хмыкнула она, - Айне не обзывала его последними словами и не говорила, что он серая мышка… - снова перед глазами встала картина прошлого. Шо, который странным образом давно не будоражил ее мысли. И стоило ей только подумать о любви и о своих чувствах, как четкий образ певца не замедлил явиться к ней с ужасными воспоминаниями. Конечно, те чувства притупились, и она уже не чувствовала той желчи, какой испытывала она поначалу к своему другу детства, мелькавшему на экранах телевизора и грубо отзывающегося о творчестве «Экстази».
Телефонный рингтон, сообщающий о принятом сообщении, заставил девушку вернуться из угнетающих воспоминаний в привычную реальность. Она быстро выкарабкалась из-под одеяла и схватила мигнувший в темноте мобильный. От высветившейся на дисплее телефона фамилии отправителя сердце не замедлило напомнить о себе участившимися ударами.

- Доброй ночи, Могами-сан, надеюсь у вас все в порядке?

Она прочитала сообщение и приложила руку к дрогнувшим губам. Из-за неразберихи с Кехеем она совершенно забыла о Цуруге, а ведь он волей-неволей был втянут конфликт и даже заступился за нее. «Это так на него похоже! – улыбнулась она своим мыслям. - Кайри всегда беспокоился обо мне и поддерживал в сложные минуты. Кайри или Рен… какая разница, как его зовут и кем он является на самом деле: гитаристом ли, актером... он всегда был добр ко мне». Девушка быстро набрала текст и еще раз бегло прочитала его.

- Все хорошо, не переживайте. Мы с Кехеем вернулись домой, после вашего отъезда, и поговорили о предстоящей поездке в Америку. Доброй ночи! - Кеко задумалась прежде, чем отправить сообщение. «Так же будет лучше, правильно? Я не хочу, чтобы он волновался».

Не успела Кеко отложить телефон в сторону, как тот тут же разразился громкой мелодией. Могами, затаив дыхание, посмотрела на высветившийся номер. «Ну, зачем он звонит? Я же написала ему, что все в порядке!» Переборов внезапно появившееся волнение, она робко нажала на кнопку «ответить».
- Извините за мой поздний звонок, - начал издалека тихий голос актера, - я не хотел вас тревожить, но, раз вы не спите, то хотел бы уточнить, во сколько мне заехать за вами?
- Заехать? – певица не успела заметить, как бухнулась на кровать. «Не помню, чтобы мы договаривались о подобном».
- Разве вы не хотели попасть на премьеру «История музыканта»? - напомнил молодой человек.
- Но вы тогда говорили, что у вас нет билетов, и…
- Неужели Такарада-сан не дал вам приглашение?
- М… дал, - робко ответила она. «Я хотела, чтобы это было для Кайри сюрпризом…»
- Тогда во сколько?
- Наверное, в шесть, - ответила Могами, чувствуя охватывающий душу непонятный трепет. – Я буду в LME.
- Хорошо… - актер замолчал, не решаясь задать главного вопроса. – У вас, правда, все в порядке?
- Да, - попыталась улыбнуться она невидимому собеседнику, но голос предательски дрогнул.
- И ваш друг ничего не сказал по поводу моего приезда?
- Нет, - Кеко смахнула руками набегающие слезы. «Ну почему сейчас? Ведь уже все хорошо?»
- Вы плачете?
- Нет, вам показалось, - всхлипнула брюнетка в рубку. – Наверное, это связь такая.
- Плачете, - уверенно ответил парень. – Не переживайте, при встрече с Кехеем в следующий раз мы выясним этот вопрос окончательно. – Кеко замерла, вслушиваясь в спокойную и холодноватую интонацию мужского голоса. - Это не дело доводить девушку до слез.
- Не стоит вам во все это вмешиваться, - мягко перебила его Могами, - это наши мелкие внутригрупповые разборки, и они не должны касаться посторонних людей. У вас своих забот хватает и потом…
В трубке повисла угнетающая тишина.
- Спокойной ночи, Цуруга-сан, - в попытках замять неудачный разговор как можно весело прощебетала девушка, - мне завтра рано вставать, да и вам тоже…- она суетливо отключила телефон и поспешила зарыться в подушку головой. Телефонная трель снова разорвала тишину, заставляя певицу взглянуть на светящийся экран. «Ну почему он звонит? Я же ему уже все сказала!» Телефон замолчал на какую-то секунду и снова разразился громкой мелодией. И еще раз.
- Цругуга-сан, - не выдержав, наконец, ответила девушка, - вам никто не говорил, что нехорошо быть таким назойливым?
- Могами-сан, - в голосе актера чувствовалась уверенность, - я не хочу быть посторонним.
- Что? – сердце отозвалось громкими ударами на слова актера.
- Я всегда помогу вам, если вы это пожелаете, - ответил парень. – Я хочу, чтобы вы это знали, хорошо?
- Хорошо, - выдохнула она.
- Тогда до завтра, Могами-сан, - потеплел голос молодого человека. – Спокойной ночи.
- Приятных сновидений, - пролепетала рассеянно брюнетка и на автомате отключила телефон.
- «Я не хочу быть посторонним…» - как заклинание повторила она. – Чтобы это могло значить? Зачем говорить столь смущающие слова? Что он этим хотел сказать?
Она отложила телефон в сторону и, обхватив подушку руками, уткнулась в нее пылающим от смущения лицом. Удары расплясавшегося в груди сердца отдавались эхом в ушах, она даже предположить не могла, что оно способно так громко биться всего лишь из-за какой-то короткой реплики актера. «Это смущает… очень смущает, – метались разгоряченные мысли в голове брюнетки. – Говорить так, словно он хочет быть со мной… куда ближе, чем… - она с трудом проглотила ком, выросший в горле от одного лишь воспоминания того запомнившего сна об их поцелуе. – И тогда он был такой… такой уверенный, спокойный… словно знал, что я все равно отвечу ему на тот… ах, нет… тогда во сне его поцелуй был такой жаркий, страстный, реалистичный… - она оторвалась от подушки и тщательно помотала головой, стараясь избавится от одолевших ее воспоминания. – Кайри, ну зачем ты так сказал?»

***
Кеко замерла у входной двери в прихожей, не решаясь ее открыть. Вся та храбрость, которая была такой явственной вчера, сегодня моментально улетучилась от осознания, что встреча с Кехеем все же неизбежна. Однако торопить ее не хотелось. Взглянув на часы мобильного, Могами недовольно хмыкнула. «Я не могу позволить себе опоздать в школу из-за неразберихи с Кехеем. И потом, может, я его и не увижу вовсе до репетиции…Так, даже будет лучше». Брюнетка затаила дыхание и открыла дверь. Замок противоположной квартиры также звучно клацнул, и молодые люди шокировано уставились друг на друга. Сердце Могами невольно сжалось при встрече с потерянным взглядом взъерошенного гитариста, и она, тяжело вздохнув, опустила голову, не решаясь сделать шаг за порог. Кехей также молча стоял напротив, не решаясь произнести хотя бы слово. «Как и ожидалось, - его мысли четко описывали виденное, - она возненавидела меня…А чего я еще мог ожидать после своего поступка?»
- Доброе утро, Кехей, - попыталась непринужденно улыбнуться девушка, переступив порог своей квартиры. – Мне пора в школу, поэтому еще увидимся на репетиции, верно?
Шатен недоуменно посмотрел на отвернувшуюся девушку, закрывающую дверь своей квартиры.
- Кеко… я… - Окава пытался подобрать слова извинения, но появившийся из ниоткуда ком в горле словно преграждал им путь. - Я не хотел… Вчера… это… ну… вышло так…сам не знаю.
- Кехей, - прервала его внезапно обернувшаяся солистка. – Я думала, что мы поговорим об этом позже, но раз ты завел этот разговор, - она набрала побольше воздуха в легкие, пытаясь придать себе храбрости, - то я тебе отвечу.
От спокойного холодного тона и серьезного взгляда певицы парню стало не по себе. Лучше бы она наорала на него или выкрикнула сотни ругательств, чем вот так затаенно тихо говорила ему следующие слова:
- Я никогда не смогу тебя полюбить так, как ты этого желаешь, - Кехея невольно передернуло от встречи с прямым взглядом карих глаз певицы. - Мне жаль, что я заставила тебя страдать и подала тебе надежду. Мне не следовала соглашаться с твоим предложением в Маэбаши…
- Я обещал, что покажу тебе настоящую любовь, - тихо перебил он, - а на деле… - отведя глаза в сторону, парень горько усмехнулся. – Я повел себя, как последняя скотина.
- Кехей, - смягчился голос девушки, и шатен рискнул еще раз взглянуть на нее. Печальная улыбка растянула ее губы, а потеплевший взгляд медовых глаз сочувственно скользнул по его лицу и остановился на носках ее ботинок. – Я не хотела тебе причинять боль, прости…
- Тебе нравится Цуруга, верно? – напряженно поинтересовался гитарист. – Я заметил это еще с первого момента его появления. Ты по-особому на него смотришь и разговариваешь с ним, только пойми, он – не Кайри, он…
- Достаточно, Кехей, - холодно отрезала девушка и, не глядя на замершего друга, направилась в сторону лифта. – Я думала, ты поймешь…
- Понимаю, - Кеко встревожено обернулась на последовавшего за ней гитариста.
- Кехей, - Могами внимательно посмотрела на шатена. – Ты – замечательный друг, и я рада, что ты есть в моей жизни… но…
- Насильно мил не будешь, - горько хмыкнул молодой человек и, опустив голову, добавил. – Забудь о моем признании. Хочешь видеть во мне брата или друга? - он поднял на нее глаза, полные раскаяния. – Что ж, я не против. Я хочу… искренне хочу тебе счастья, поэтому больше никогда не позволю себе причинить тебе боль. Прости меня за все, что я натворил… Я слишком многого желал от тебя… Я…
- Я рада, что ты все понял, - искренне улыбнулась девушка в ответ. – Я не сержусь на тебя.
- Спасибо, - облегченно выдохнул парень. – Я больше не повторю своей ошибки.
***
Рен в очередной раз попытался избавиться от назойливого желания заткнуть рот громкого и болтливого менеджера огромным кляпом. На его горе, Юкихито пребывал в невероятно воодушевленном настроении и непрестанно щебетал о предстоящей премьере фильма. Бессонная ночь актера явственно давала о себе знать головной болью, которую граничила с полуобморочным состоянием. Неимоверным усилием воли он, выдержав интервью и фотосессию, поторопился к себе в гримерную. Там его ожидал мягкий и удобный диванчик, присмотренный брюнетом, как ценный артефакт временного актерского прибежища.
- Рен? – Цуруга внутренне напрягся, услышав знакомый задорный голос президента.
- Добрый день, Такарада-сан, - актер натянул приветливую улыбку, граничащую с вымученным оскалом.
- Ой, - поразился президент, прикрыв рот рукой, - что-то ты сегодня неважно выглядишь.
- А то вы не знаете, что по вашей милости одна не безызвестная нам особа будет присутствовать на премьере моего фильма.
- Переживаешь? – удовлетворенно хмыкнул глава агентства.
«Если я расскажу, что меня больше волнуют на данный момент взаимоотношения Кеко с Кехеем, это лишь раззадорит его. Да и судя по всему, он еще не в курсе… тоже посторонний».
- Знаешь, - нахмурился Такарада и, приобняв парня за плечи, насильно увлек его за собой в кабинет, - я думаю, пришло самое время рассказать Кеко всю правду. Она не дурочка и давно уже догадалась, кто ты есть на самом деле.
- Я уже принял решение, - взглянул искоса актер на президента.
- И? – Лори ловко прихлопнул дверь, не давая Цуруге покинуть комнату без его позволения.
- Что?
- И какое же ты принял решение? – хитрые глаза мужчины впились в холодные серые глаза актера.
- Узнаете после премьеры.
- Надеюсь, это не повредит моей девочке?
- Нет, - уверенно заявил парень.
- Ну-ну… - предостерегающе хмыкнул Такарада. – Зная твою скрытную натуру...
- Если это все… - Рен невозмутимо улыбнулся, не желая выслушивать колкие слова президента в свой адрес.
- Вообще-то я хотел у тебя узнать еще кое-что, - глаза Такарады загадочно заблестели. – Ты же в курсе о предложении Холбрука?
- В курсе, - сухо ответил парень.
- И значит, ты знаешь, что группе придется улететь в Америку на несколько месяцев?
- Это как-то должно волновать меня? – сыграл удивление Рен, хотя на самом деле, это его очень тревожило.
- Ага, - хитро хмыкнул Лори, - значит, тебе ни капли не беспокоит, что Кехею выпадает отличный шанс?
- На что вы намекаете, Такарада-сан? – невозмутимо улыбнулся актер. – Хватит говорить загадками.
- На твою поездку в Америку!
- Исключено! – резко отрезал брюнет, ухватившись за дверную ручку, чтобы уйти от неприятного разговора.
- Я еще не отпускал тебя, - мужчина угрожающе понизил голос.
- Но вы…
- Не стоит торопиться, - пресек попытку высказаться Лори и указал рукой на кресло. – Нам есть о чем поговорить.
- Меня всегда поражала ваша способность влиять на действия человека помимо его воли, - усмехнулся парень.
- Поэтому наше агентство и процветает, - многозначительно ответил Такарада.

***
Репетиция группы проходила на высоте. Фуюми сидела в стороне, наблюдая за ребятами, которые работали сегодня как никогда легко и непринужденно. Шутки сменялись ворчливыми замечаниями Кехея. Казалось, все вернулось на свои места, лишь изредка бросаемые печальные взгляды Окавы в сторону солистки напоминали о том, что молодой человек все еще не в силах отпустить свои чувства к ней. Хигаси лишь понимающе вздохнула: «Побороть свою любовь – это дело не из легких, а уж держаться с любимым человеком, как ни в чем не бывало - сложнее стократ». Она вынула ежедневник и, раскрыв его, попыталась отстраниться от потока мыслей, вызванных вчерашним разговором с Кеко. «А ведь они бы весьма неплохо смотрелись, - подумалось ей. – Они даже темпераментами схожи. А ответь на его чувства, я уверена, Кехей все бы сделал для ее счастья. Может, все же она поторопилась с отказом? Да и я, вместо того, чтобы отговорить, подтолкнула ее решительным действиям». Она искоса посмотрела на поющую певицу. «Может, Ретаро, все же прав? И Кеко не замечает Кехея, потому что влюбилась в Рена? – брюнетка невольно хихикнула своим мыслям. – Да уж, против такого противника не поиграешь».
- Перерыв, - громкий голос Окавы вырвал ее из потока мыслей.
- Что ты делаешь? – Ретаро, подошел к девушке и, присев рядом с ней на диване, приобнял за плечи.
- Ре-чан, - проворчала она, пытаясь отстраниться из смущающих объятий, - все же мы на людях.
- И что? – шепнул он, склонившись к ее уху. – Все и так в курсе наших отношений, пора бы перестать уже стесняться.
- Нет, - раскрасневшаяся девушка ловко вынырнула из захвата и, пряча смущенный взгляд, поспешила за дверь.
Ретаро хитро посмотрел ей вслед и, взглянув на что-то обсуждающих друзей, поспешил за возлюбленной.
- А здесь мы используем прием Allusio, - объяснял Хироши, указывая рукой в партитуру.
- Allusio? – все недоуменно посмотрели на клавишника.
- Не, ребят, - усмехнулся он, - только не говорите мне, что ничего не слышали об этом приеме? - задумавшиеся лица музыкантов ответили красноречивее слов. – Ну вы даете! Об этом все музыканты знают!
- Так и что это за прием? – проворчал Кацуки.
- Это намек на другую известную мелодию, - пояснил Оно. – Я вчера слушал запись с концерта и понял, что подобный прием поможет нашей песне придать новый смысл.
- Но это не будет плагиатом? – нахмурился Кехей. – Ты замахнулся на такую известную мелодию, да еще из классики.
- Нет, этот прием используются многими, тем более, это же не цитирование, а лишь намек, - развел руками шатен. – На фестивале зрители услышат знакомые интонации, и волей-неволей подсознание им подкинет ассоциацию с образами смерти, а в нашем случае оно напрямую свяжет с образами клипа, - он ткнул пальцем на вокальную строчку. – Я и для Кеко изменил вокализ немного. Вот здесь!
Могами посмотрела на аккуратно исправленную карандашом вокальную строчку и невольно хихикнула:
- Хироши, ты шутишь? Такие высокие ноты... Я никогда не спою их.
- Нет, это ты шутишь, - уверенно заявил парень, - я прекрасно знаю твой диапазон, и если хорошо распоешься, ты запросто их исполнишь.
- Ох, что-то мне уже не по себе, - вздохнула она. – И так, нервничаю.
- Зато это придаст нашему финалу больший драматизм согласно отснятому клипу, - настаивал на своем Хироши.
- Я смотрю, ты и Ретаро партию немного изменил, - усмехнулся Кехей. – Ре, ты видел?
Привычный бас не отозвался, и ребята только сейчас заметили отсутствие Накато. Диванчик, на котором всю репетицию сидела Фуюми, пустовал, поясняя причину исчезновения басиста.
- Нет, ну как так можно работать? – проворчал Кехей. – Мы обсуждаем серьезные вещи, а он отлынивает!
- Они, наверное, вышли, - Кеко направилась к выходу студии. – Я их сейчас позову… Я мигом.
Девушка выскользнула в коридор агентства и недоуменно посмотрела по сторонам. Влюбленной парочки нигде не было. Теряясь в догадках, где бы они могли скрыться, Кеко направилась по длинному коридору, вспоминая слова Хироши о чудном музыкальном приеме. «Allusio – намек, значит… хм… кажется, нам говорили про него на истории музыки, - она задумчиво посмотрела в потолок. – Точно-точно, его еще по-другому называют шуткой. Да уж, как я могла забыть о нем?»
Раздавшиеся в тишине приглушенные голоса Ретаро и Фуюми вырвали Кеко из своих мыслей и заставили поспешить к месту их укрытия. Завернув в холл, в котором стояли мягкие диваны и кресла, среди шикарного цветника пальм затерялась разыскиваемая парочка. Кеко застыла на месте, осознав, что стала невольным свидетелем их поцелуя. «Прямо посреди дня на видном месте? – поразилась девушка. - А если их кто увидит? Неужели они совершенно не боятся? - но оторвать взгляд от влюбленных людей, словно слившихся в единое целое, не было сил. Она невольно облизнула пересохшие губы и сделала осторожный шаг в их сторону. – Подглядывать нехорошо… нехорошо… - билась в голове порядочная мысль, но любопытство брало верх. – Это так смущающе…» - где-то под ложечкой замерло, пробуждая в душе какое-то непонятное чувство, смешанное с восторгом и трепетом. Неожиданный скрип половицы заставил парочку встрепенуться, а Могами, пылающей от стыда, резко повернуться к ним спиной.
- Кеко? – услышала она удивленные, чуть охрипшие голоса друзей. – Ты что здесь делаешь?
- Э… - певица пыталась совладать с напуганным сердцем. – Там… изменения в аранжировке обсуждают… и…
- Ясно, - прервал несвязную речь девушки парень и вышел к ней, держа за руку полыхающую румянцем менеджера.
- Извините, я не хотела… - Кеко боялась взглянуть в глаза гитариста. – Так вышло…
Парень лишь усмехнулся и, отпустив руку возлюбленной, пошел впереди смущенных девиц.
- Ты видела, да? – шепнула ей Фуюми.
- Нет, - соврала Кеко и прикусила губу. Сцена поцелуя так и стояла перед ее глазами, вызывая непонятные чувства. «Интересно, что чувствует человек, когда целуется? – она искоса взглянула на менеджера с мечтательной улыбкой на лице. – Спросить бы Фуюми… но это… это так стыдно. Я всегда представляла его несколько другим. Легким и невесомым секундным прикосновением губ. А здесь… они так долго…»
- Кеко, нам в эту дверь, - голос Ретаро выдернул девушку из ее фантазий.
Она удивленно оглянулась на замерших позади молодых людей и, нервно усмехнувшись, поспешила за ними вслед. Ребята мрачно посмотрели на появившуюся троицу.
- Вас не было почти двадцать минут! – Окава постучал по циферблату часов на своих руках. – Неужели так сложно во время перерыва оставаться в студии?
- У нас были неотложное дело, - невозмутимо ответил брюнет, подходя к исписанной партитуре. Все многозначительно закашлялись, вызывая волну смущения не только у Хигаси, поспешившей занять диван и уткнуться взглядом в раскрытый ежедневник, но и у Кеко, ставшей невольной свидетельницей этого самого «неотложного дела».
- И вот такой переполох из-за какой-то пары нот, - скептично хмыкнул басист. – Я-то думал, ты для меня придумал солидную партию.
- Солидную партию получишь, когда будешь присутствовать на обсуждении, - съязвил Кехей. – А сейчас живо за работу, нам надо успеть пройти еще одну песню.
Музыка залила небольшую комнату ревущими аккордами, увлекая в свой мир, только Кеко, отстранившись от потока звуков, продолжала размышлять об увиденном. «Их поцелуй… он совсем не такой, как тот, что был в клипе… Я лишь помню мягкое соприкосновение губ, едва уловимое… будоражащее»
- Кеко, - недовольный голос Окавы достучался до ее сознания. – Ты собираешься вступать или как? – девушка недоуменно посмотрела на удивленных музыкантов и сконфуженно улыбнулась.
- Простите, я задумалась…
- Еще раз с пятой цифры, - скомандовал Кехей.
Вновь тяжелые аккорды разорвали воцарившуюся на какую-то секунду тишину. Брюнетка, тряхнув головой, попыталась собраться с мыслями. Но слова, как специально, сбивались в кучу, путались, то и дело заставляя возвращаться к увиденной сцене.
- Стоп! – выкрикнул гитарист. – Кеко, что с тобой?
- Э? – певица снова непонимающе посмотрела на друзей. – Я не знаю… извините… Мне надо повторить текст.
- Что? – поразились все. – Ты же прекрасно знаешь слова…
- Я не могу сосредоточиться, - виновато пробубнила она. – Я забыла одну фразу и… ничего не могу поделать, прямо белый лист!
- Хорошо, - вынужденно согласился гитарист, - пока ты повторяешь текст, мы проучим это место, идет?
- Конечно, - отозвались ребята.
- Спасибо, - Кеко юркнула в сторону дивана и попросила у Фуюми текст песни.
- Это же не из-за текста, верно? – шепнула ей на ухо Хигаси.
Раздавшаяся музыка избавила Кеко от ответа. Она смущенно потупила взор, пытаясь вчитаться в слова, но ничего не получалось. «А поцелуй Кехея был грубым, болезненным… я до сих пор ощущая это неприятное чувство губах, - она перевела взгляд на отмечающую что-то в ежедневнике подругу, – но у них все было по-другому… нежно и страстно… чувственно…».
- Кеко, ты повторила? – девушка снова недоуменно посмотрела на замолчавших музыкантов.
- Ага, - кивнула она, пытаясь все же вернуться к репетиционному процессу.
- Тогда продолжим?
- Сейчас, - вздохнула девушка и поспешила на свое место. «Так… это всего лишь поцелуй двух влюбленных людей, ничего особенного…»
- Кеко, ты что издеваешься? – проворчал Ретаро, давая понять оглянувшееся певице, что она снова погрязла в своих мыслях. – Сколько уже можно гонять это место?
- Извините, я сейчас… исправлюсь, честно-честно…
- Да что же вы там такое с Кеко сделали, - съязвил Тоши, кидая в сторону басиста многозначительный взгляд, - что она до сих пор прийти в себя не может?
- Сам теряюсь в догадках, - хмыкнул парень, не поведя и бровью. – Может, Хироши слишком сложную партию написал для нее, и она не может справиться?
- Что? – моментально активизировалась брюнетка. – Ни капли она не сложная!
- Тогда, будь добра, - натянуто улыбнулся клавишник, - вступи вовремя и покажи свое мастерство.
- Покажу, - насупилась она, поворачиваясь к микрофону. «Подумаю о поцелуях позднее, - пронеслась мысль в ее голове. – После репетиции».

***
Кеко зашла в кабинет президента и уважительно поклонилась поднявшемуся с места мужчине.
- Вы меня вызывали, Такарада-сан?
- Могами-кун, - весело отозвался глава агентства, - проходи-проходи… Ты уже готова идти на премьеру?
- Да, конечно, - улыбнулась она подошедшему мужчине.
- В этом? – поразился Лори, окидывая взглядом неприметный наряд девушки.
- А… - певица недоуменно посмотрела на президента. – А разве плохо?
- Кеко, ты меня поражаешь, - недовольно проворчал Такарада, - я понимаю, ты пошла бы простым и неприметным зрителем, но ты ведь идешь приглашенным гостем и явиться в подобном под чутким взором объективов камер…
- Но я же не снималась в фильме, - попыталась найти объяснение девушка. – С чего бы им меня фотографировать?
- Неужели полгода, проведенные в шоу-бизнесе, тебя так ничему и не научили? – укоризненно покачал головой президент. – Ты – представитель лучшего агентства Японии и всегда должна выглядеть соответствующе на подобных мероприятиях.
- Значит, я не смогу побывать на премьере? - печально вздохнула Могами.
- Почему? – удивился президент.
- Осталось мало времени, я не успею заскочить домой, чтобы…
- А зачем тебе ехать домой, когда здесь есть все необходимое? – хмыкнул мужчина.
- В смысле? – напряглась девушка.
- Джилл, ты готова? – спросил он у кого-то.
- Да-да, - отозвался высокий женский голосок из соседней комнаты.
«Что-то мне это не нравится…» - передернуло от страха девушку, заметив хитрый взгляд брюнета на себе.
- Знакомьтесь, - Лори указал рукой на появившуюся невысокую белокурую девушку из-за открывшейся двери соседней комнаты, - это лучший стилист и визажист в мире – Джилли Вудс. Она позаботится о твоем вечернем образе. А это наша лучшая певица – Могами Кеко.
- Рада познакомиться, - поклонилась девушка блондинке.
- Взаимно, - подмигнула та и оценивающе окинула взглядом объект перевоплощения. - Ну, понятно, - хмыкнула она. – Это будет образ принцессы.
- Кого? – Кеко перевела недоуменный взгляд на президента.
- Дорогая, - лукаво улыбнулся президент, - полностью доверяю твоему вкусу.
- Сколько у нас времени? – поинтересовалась стилист.
- Полчаса хватит?
- Вполне, - Джилл хлопнула в ладоши и потерла их друг о друга. – Тогда за работу?
Кеко не заметила, как она казалась в соседней комнате и была усажена в мягкое крутящееся кресло. Блондинка ловко кружилась вокруг нее, мурлыча под нос какую-то незнакомую мелодию. В ее руках то и дело появлялись какие-то баллончики, крема, туши, тени… Могами едва успевала следовать ее указаниям. Невольно вспомнился вечер перед выступлением на конкурсе, когда вокруг нее вот также крутилась Айне. Улыбка невольно запечатлелась на девичьих губах.
- Ну вот, - промурлыкала довольная Джилл, - готово!
- Да? – удивилась Могами, поднимаясь с кресла.
- Теперь идем сюда, - она поманила к себе рукой. – Подберем тебе платье.
Кеко зашла в следующую комнату, уставленную рядом вешалок, на которых висели различные наряды, и шкафами с обувью. В глазах зарябило от открывшихся взгляду пестрых красок, и певица с силой зажмурила глаза.
- Так, вот это, думаю, тебе подойдет больше, чем это или… - Кеко посмотрела на стоявшую перед ней Вудс с несколькими платьями на плечиках. – Так, прикинем… - она приложила к груди ошарашенной девушки плечики с платьем, другие… - Вот! Идеально! - Блондинка сунула ей в руки одно из нарядов и вытолкала из комнатки. – Переодевайся, а я присмотрю тебе обувь… какой у тебя размер?
Брюнетка, рассеянно ответив на вопрос, недоуменно посмотрела на врученное ей платье. Происходящее все еще с трудом укладывалось в голове.
- Ты уже переоделась? – послышался задорный голос Вудс.
- А… почти, - отозвалась Кеко и поспешила за ширму.
- И как успехи? - Вудс заглянула к брюнетке, возившейся с длинной молнией на спине. – Понятно, - она ловко потянула за бегунок и застегнула платье.
Кеко ощутила, как шелковая ткань обняла фигуру, и повернулась к блондинке.
- Великолепно! - заулыбалась с нескрываемым восхищением. – Тебе очень идут оттенки голубого и синего цвета.
- Спасибо, - смущенно прошептала девушка.
- А вот три варианта обуви, - Джилл, склонившись к принесенным коробкам, расставила перед певицей туфли. - Выбирай.
Блондинка подмигнула озадаченной Могами и вышла из-за ширмы. Надев чулки и светло-голубые в тон платья туфли на тонкой шпильке, девушка осторожно вышла из-за ширмы и удивленно посмотрела на свое зеркальное отражение. Элегантное платье голубого цвета, плавно переходящего в насыщенно синий к подолу, подчеркивало стройность фигуры девушки. Вудс, подлетевшая к шокированной брюнетке, ловким движением застегнула на ее шее жемчужную нить. Кеко аккуратно одела предложенные жемчужные серьги.
- Не хватает только короны, - хихикнула блондинка, окидывая довольным взглядом певицу. – А так, вылитая принцесса!
- Вы уже закончили? – постучался в дверь президент.
- Конечно, милый, - ответила девушка, - можешь посмотреть на результат.
Обомлевшее лицо вошедшего в комнату президента сказало красноречивее любых слов. Подобного результата не ожидал даже он.
- Ну как тебе? – спросила стилист.
- Изумительно! – прошептал Лори.
- Спасибо, Такарада-сан, - певица уважительно поклонилась президенту. – И вам, Джилли-сан.
- Да не за что, - отмахнулась визажист. – Обращайтесь.
- Что ж, Могами-кун, - Такарада указал рукой девушке на дверь, - машина нас уже ожидает у выхода.
- Э… - Кеко нервно прикусила нижнюю губу. – Дело в том, что…
- Что? – президент недоуменно посмотрел на раскрасневшуюся певицу.
- Дело в том, что Цуруга-сан обещал лично за мной заехать.
- Вот как? – мужчина, хитро прищурившись, потер подбородок. – И давно вы договорились?
- Вчера ноч… вечером, - осеклась девушка, заметив расширяющиеся от удивления глаза президента.
«И почему я не в курсе происходящего? – пронеслась обидная мысль в его голове. – Рен вообще-то был против ее присутствия на премьере, а теперь… Он что, решился рассказать ей все до премьеры?»
- Такарада-сан, - Кеко виновато опустила голову, - если вы не против, можно пойду?
- Конечно-конечно... – лукаво заулыбался брюнет, попуская девушку вперед. – Увидимся на премьере.
- Спасибо, Такарада-сан, - Кеко еще раз уважительно поклонилась и поспешила по коридору.
- Мог бы и предупредить вообще-то, - обиженно протянул мужчина.


финал II части
запись создана: 11.04.2011 в 02:33

@темы: Фанфикшн, альтернативное развитие событий

Комментарии
2011-04-11 в 16:50 

nunusia
Счастье есть! Его не может не быть :)
ООООО!!!! Какая прелесть)) Эмоций в избытке. Огромнейшее спасибо за проду))

   

Skip Beat!

главная