18:05 

Штормовое предупреждение

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....
Название: Штормовое предупреждение
Автор: Eliora
Бета: нет
Фендом: Skip Beat!
Дисклеймер: все права принадлежат Накамуре-сану
Статус: закончено
Пейринг: Кёко/Рен
Рейтинг: G
Жанр: ангст, романтика
Размер: мини
Предупреждение: ООС
Размещение: с разрешение автора и указанием ссылки



1. Непогода

Холодно…
Странное онемение сковывает мое тело…
Очень холодно...
Как будто я нахожусь в ледяной воде…
Холодно…

Сознание медленно возвращается ко мне, и я чувствую, как тело пронзает острая боль, словно в него впиваются острые иголки. Мне плохо… Веки будто налиты свинцом, голова идет кругом… Холодные тонкие струи воды бьют по лицу, заставляя все же приоткрыть глаза, но я тут же машинально закрываю их ладонями… Я не могу сосредоточиться… Тошнота подступает к горлу…
Где я? Почему я здесь?

- Сегодня будет дождь, - задумчиво протянул Юкихито, взглянув на серые тучи, нависшие над городом. – Говорят, было штормовое предупреждение…
- Слышал, - сухо бросил Рен, умело скрывая непонятное беспокойство, одолевающее его с самого утра.
- Хорошо, что у нас нет сегодня никаких выездных съемок, - улыбнулся менеджер. – Прямо, как знал… Не хотелось бы оказаться на улице во время шторма, - опасливо поежился очкарик, взглянув на задумчивое лицо актера.
- Угу, - скупо кивнул молодой человек, внезапно вспомнив недавний разговор с Кеко о загородных съемках.
«Надеюсь, она в Токио, - смутная тревога актера обрела ясность. – Надо будет позвонить…»


- Где я? – не сразу понимаю, что сиплый голос принадлежит мне. Голова все так же кружится, и глаза режет от боли... Непрекращающийся дождь и темнота окружают меня… Страшно… Пытаюсь сесть, но головокружение не желает отпускать меня из своего плена… Где же я?
Гулкий раскат грома заставляет сердце сжаться от страха, и желание спрятаться оказывается сильнее, чем боль, сковывающая тело. Внезапная вспышка молнии... и ужас захлестывает меня. Яма?!
- Не-не-нет, - отчаянно пытаюсь убедить себя, что это неправда. Как я могла здесь оказаться? - Это же сон, верно?.. - Но холодные струи дождя заставляют поверить, что это реальность…
Мысли путаются, не находя объяснение происходящему... Паника стремиться завладеть моим сознанием, но я с силой зажмуриваю глаза, пытаясь заглушить ее.

Воспользовавшись выдавшимся перерывом в съемках, Рен поспешил к себе в гримерную, чтобы созвониться с Кеко. Долгие гудки в динамике усиливали терзающее его беспокойство, но надежда, что она ответит ему, все еще удерживало разрастающееся чувство тревоги.
- Ответь, Кеко, ответь… - тихо повторял он раз за разом, - я хочу убедиться, что с тобой все в порядке…
- Здравствуйте, Цуруга-сан, - раздавшийся в динамике задорный девичий голос, заставил парня облегченно выдохнуть. – Что-то случилось?
- Вы в Токио? – стараясь не выдать волнения, поинтересовался он.
- Нет, мы загородом...
- Как - загородом? – встрепенулся Рен. - Разве вы не слышали о штормовом предупреждении?
- О чем? – зашипевший динамик приглушил голос актрисы.
- Штормовом предупреждении, - громче ответил брюнет, приложив руку к микрофону.
- Ой… шшш…. Цуруга…зде… поме… со связь… - мобильный замолчал в руках актера.
- Кеко загородом? – обеспокоенно спросил Яширо, который незаметно вошел в гримерную во время телефонного разговора.
- Да, - безэмоционально ответил парень, пытаясь утаить рвущиеся на волю эмоции. Он вновь набрал номер девушки, но любезный голос оператора сообщил о недосягаемости абонента.
- Свяжись с президентом, - предложил Юкихито.
- Цуруга-сан, - появившаяся в дверном проеме девушка улыбнулась брюнету, - вас ожидают в зале.
- Уже иду, - кивнул парень и перевел взгляд на друга.
- Иди на съемки,- Юки заботливо похлопал подопечного по плечу, – а я пока все узнаю...
- Спасибо, - благодарно выдохнул парень и направился за ожидающей его девушкой.


Холод притупляет боль, принося с собой временное облегчение, но я понимаю, что мне нельзя поддаваться ему. Я должна двигаться, чтобы согреться… иначе я замерзну окончательно. С трудом поднимаюсь на ноги и, обхватив себя руками, в попытке справиться с непрекращающейся дрожью, прохожу медленно круг по наполняющейся воде бездне. Становится жутко от мысли, что вода будет пребывать до тех пор, пока не закончится дождь… А он, по-видимому, и не собирается… Черт! Я не умею плавать. А что будет, когда вода накроет меня с головой? Нет, нет… Меня обязательно найдут до этого времени. Да, да… обязательно найдут! Я уверена, они скоро будут здесь… Надо только чуть-чуть подождать…
- Эй! – выкрикиваю я, что есть силы. – Вы слышите меня? Я здесь!

- Рен, я не пущу тебя одного, - менеджер схватил подопечного за рукав. – Такарада-сан уже вызвал на место съемок…
- Пока они прибудут, - бросил брюнет, резко отдернув руку, и, открыв дверь Порша, уселся за руль.
- Безумец! – обогнув машину, очкарик уперся ладонями в капот рыкнувшего двигателем автомобиля. – Я сказал, что не пущу тебя…
- Лучше будь на связи, - донеслось из открывшегося окна, и авто, резко дернувшись назад, ловко вырулило и обогнуло разразившегося негодованием шатена, едва устоявшего на ногах.
«Что мы имеем? – попытался продумать свои дальнейшие действия актер. – Связи с ними нет. Дождь давно оккупировал их место съемок, а вертолеты спасателей ожидают летной погоды… - сильный ветер бил в лобовое стекло мчавшейся вперед машины. – И президент думает, что я буду спокойно сидеть и ожидать каких-либо известий? – злая ухмылка исказила прекрасное лицо. – Пока я лично не удостоверюсь в ее безопасности – никакие уговоры не подействуют на меня… Безумие? Согласен! Но у меня нет другого выхода. Кеко в опасности».


Вода, залившая яму, уже скрывает мои ноги по щиколотку, а никто так и не отозвался на мои крики о помощи… Жутко! Так жутко, что снова начинаю нервно расхаживать по яме. Это хоть как-то отвлечет меня от желания предаться панике и не даст моему озябшему телу окончательно замерзнуть. В памяти все явственнее проступают события сегодняшнего дня, и я беспомощно всхлипываю от поздно пришедшего осознания глупости своего поступка. Ну с кем не бывает? День не задался, сцена не получалась… Не обязательно же было в лес убегать? Посидела бы в трейлере, как советовал мне Шикато-сан, и все хорошенько обдумала. Куда уж там! Слишком самонадеянно я поступила, решив, что прогулка вдали от съемочной суматохи внесет ясность в поведении образа моей героини. Нервный смех, слетевший с замерзших губ, пугает меня. Сил бороться с отчаянием становится все меньше, да и вера в то, что кто-то будет искать меня, иссякает с каждой секундой пребывания здесь, с каждым шагом в темной бездне…

- Дальше ход закрыт, - полицейский в дождевике, подбежавший к остановившемуся Поршуу, заглянул в открывшееся перед ним окно. – Дорогу размыло, поэтому либо паркуйте машину, либо возвращайтесь назад…
- Но мне надо проехать, - как можно вежливее улыбнулся актер продолжающему стоять у его окна мужчине.
- Исключено, - отрезал полицейский. – Там опасный участок, - он выпрямился, указывая палочкой обратное направление.
«Как же! – усмехнулся парень, закрыв окно. – Так вот взял и послушался, - рванувший автомобиль едва успел резко затормозить перед внезапно опустившимся перед ним шлагбаумом. – Черт!»
- Тебе жить надоело? – выкрикнул в закрытое окно подбежавший к машине полицейский. – Я же сказал – там опасный участок!
«Опасный участок! - хмыкнул про себя актер, устало потерев переносицу. – Мне плевать на этот опасный участок!»
- Эй, - напомнил о себе постучавшийся в окно полицейский. – Вы не слышите, что я вам говорю?
«Как мне с ним договориться? – Рен перевел унылый взгляд с панели управления на ожидающего его за окном мужчину. - По-любому слушать не захочет….»
- Я понимаю, что нарушаю все правила, - опустившееся стекло открыло полицейскому лицо парня, в выражении которого читалось искреннее раскаяние, - что подставляю под удар вашу карьеру, но мне позарез надо быть там…
- Я вас предупреждал, - полицейский, не желая слышать слов водителя, протянул руку. - Предъявите ваши права.
- Скажите, у вас есть любимый человек? – не среагировав на требование, брюнет попытался заглянуть в глаза исполнителя власти. – Ведь наверняка есть, правда?
- Я не привык повторять дважды, - грозно предупредил мужчина.
- Моя любимая девушка сейчас находится там, понимаете? – полицейский, ничего не ответив, лишь плотнее сжал губы. – Конечно понимаете… - продолжил напирать на жалость актер. – Уверен, вы бы и сами пренебрегли всеми предписаниями и угрозами опасности, зная, что ваш любимый человек в беде. Вы бы примчались к нему, несмотря ни на что, верно?
- Разве вам получится разыскать ее в такую непогоду? – спустя какое-то мгновение молчания спросил полицейский.
- Получится! – уверенно отрезал парень, заметив, как мужская рука, только что требовавшая права, дрогнула и опустилась вниз.
- Хорошо, - натянуто выдавил мужчина, - допустим, это правда, и вы действительно спешите к своей девушке…
- Маэда-сан, - булькнул голос из рации, - прием.
- Да, Киришки-кун, - ответил мужчина, поднеся к губам аппарат связи.
- Все нормально, съемочную группу доставил до гостиницы в целости и сохранности.
- Съемочную группу? – встрепенулся Цуруга, встретившись с глазами полицейского.
- Ваша девушка – актриса? – убрав на секунду рацию, спросил мужчина.
- Да…
- Как ее зовут?
- Могами Кеко.
- Киришки-кун, среди них есть Могами Кеко?
- Она в числе пропавших, - без промедления ответил голос из динамика. – Отсутствуют три человека…
«Так… спокойно… - сделал глубокий вдох парень, с силой сжав пальцы на руле. – Главное, не поддаваться панике!»
- Это она? – спросил Маэда у внутренне напряженного парня.
- Да… - скупо кивнул актер, продолжая буравить взглядом покрывшееся каплями дождя лобовое стекло.
- Как она пропала, известно? – донесся до сознания брюнета голос полицейского.
- Говорят, что не вернулась на съемочную площадку, - отозвались из рации, - режиссер и его помощник отправились на ее поиски.
- Вы слышали? – спросил мужчина, тронув оцепеневшего актера за плечо. – Вашу девушку ищут…
- Я должен быть рядом с ней, - процедил Цуруга, пронзив мрачным взглядом исполнителя власти, - должен… понимаете?
- Хиджикато, - быстро буркнул в рацию полицейский, - поднимай шлагбаум!
- Но…
- Этой машине можно.
Дернувшаяся металлическая преграда медленно поползла вверх, открывая путь зарычавшему двигателем автомобилю, и Рен, растянув губы в самой счастливой улыбке, благодарно выдохнул:
- Спасибо! Спасибо, Маэда-сан!
- Езжай, а то передумаю! - хмыкнул полицейский, пряча в уголках губ улыбку.
Брюнет, переключив скорости, втопил ногой педаль газа, и машина с громким рыком рванула с места.
- Кеко… милая, я скоро буду… - выдохнул он, словно она могла услышать его. – Не бойся, я найду тебя… Кеко.


Кажется, дождь немного стих.
- Эй, кто-нибудь! Вы слышите меня? Я здесь! – мой голос обрывается громким кашлем. Кажется, я простыла от долгого пребывания в сырой и холодной яме. – Я здесь!
Все без толку. Разве кто-то сможет меня услышать? Я ведь слишком далеко ушла от нашего съемочного городка. Да и кто пойдет меня искать в такую непогоду? Очередной кашель надрывает горло, и я в бессилии опираюсь спиной о холодную стену. Если меня никто не найдет – значит… Закрываю ладонями лицо, чувствуя, как по щекам струятся горячие слезы. Значит… - воздуха не хватает в груди, сдавившей от болезненного осознания действительности. Значит, я так и не скажу ему? Отчаянно мотаю головой, пытаясь убедить себя в обратном, но… я слишком часто убегала и пряталась от этих мыслей. Вновь в сознании всплывают яркие картины - едва не случившийся поцелуй на кухне, благодарный поцелуй в щеку в День Валентина, его обвинения в моей нерасторопности из-за принятия подарка от Киджимы-сана…мой братик Каин, так сильно нуждающийся во мне... А я убегала... Придумывала тысячи оправданий себе и своим чувствам, пряталась от них… и все же... окончательно увязла в расставленных любовных сетях. Клялась не любить, а в итоге... Боги! Я все же люблю этого человека! Самого лучшего человека в мире! Цуруга Рен… Интересно, как бы он отреагировал, узнав, что меня давно не устраивают деловые отношения между нами, что мою душу испепеляет ревность, как только я слышу пустую болтовню спорящих красоток агентства о его предпочтениях в женщинах?.. Что они знают о нем? Разве способны эти девицы заставить улыбнуться его также искренне, как мне? Агхр… Как же эгоистично! Как я вообще смею думать, что способна быть ему ближе, чем кохай? Что между нами нет никакой колоссальной разницы? Что он… самый лучший человек в мире способен полюбить такую замухрыжку как Могами Кеко? Бред! Мой смех уже на грани истерики и я, оторвавшись от стены, снова начинаю наматывать круги по своей темнице. Мы разные… Слишком разные… Разные во всем…

Рен, сосредоточенный только на одном – найти девушку, не помнил, как добрался до съемочной площадки. Едва уловимая из-за обильного ливня дорога вела машину вглубь густого леса, в котором должен был быть развернут целый съемочный городок. «И в этой жуткой темноте она где-то бродит одна?» - молодой человек невольно содрогнулся от представшей в сознании яркой картины.
- Стой! Стой! – метнувшаяся к машине мужская фигура, заставила брюнета резко затормозить. – Слава богам! - донеслось из открывшегося автомобильного окна. – Я уже думал, сюда никто не приедет, – Рен посмотрел на пальцы молодого человека, судорожно схватившиеся за автомобильную дверцу, и встретился с шокированными глазами своего давнего знакомого по работе. – Цуруга-сан? А что вы здесь?..
- Сато-сан, – оборвал Рен помощника режиссера, заглушив двигатель, и, дождавшись, когда парень уберет руки, открыл дверцу. - Могами-сан нашлась?
- Мы искали ее, - взволнованно затараторил молодой человек, посмотрев на вынырнувшего из автомобиля Цуругу, - но здесь был такой ливень, что… В общем, Шикато-сан, кажется, сломал ногу!
- Значит не нашли, - безэмоционально протянул брюнет, озадаченно сдвинув брови, и покосился на собеседника. – Как Шикато-сан?
- Я оставил его возле крытого павильона, - парень указал рукой на небольшое возвышение вдали, – надеялся на подмогу… А тут вы… Вы же поможете нам, Цуруга-сан?
- Нет, - уверенно качнул головой актер и, силясь удержаться от желания сорваться на ни в чем не повинном помощнике режиссера, резко открыл заднюю дверцу машины.
- Что?! - шокировано воскликнул молодой человек в спину брюнета, нырнувшего в салон Порша. – Да вы хоть понимаете?…
- Понимаю, - невозмутимо отозвался парень, вынырнув из салона автомобиля с аптечкой в руках, – поэтому возьмите необходимые медикаменты и поспешите на помощь режиссеру… - пластиковая коробка оказалась в руках Сато.
- А… как же… вы?
- Я должен найти Могами-сан, - ровным тоном ответил Цуруга и, хлопнув незакрытой дверцей, быстрым шагом прошел к багажнику.
- Но… - забеспокоился помощник режиссера, наблюдая за тем, как актер извлекает из багажника длинную веревку, скрученную колесом, и одевает себе на плечо, - я же уже говорил вам. Там непроходимая и опасная местность… да и не видно сейчас ничего! И… мы итак обошли все ближайшие окрестности…
- То есть вы предлагаете оставить девушку до утра в лесу совсем одну? – зло блеснул глазами Цуруга.
- Я… не подумайте, что…
– Аптечку я возьму с собой, - Рен холодным тоном голоса пресек жалкую попытку оправдаться, - поэтому советую поторопиться с выбором медикаментов….
- Да-да… - встрепенулся помощник режиссера, открыв коробку и принявшись быстро перебирать медицинские препараты.
- Шины в ней нет, - брюнет направил столб яркого света фонарика, вынутого из багажника, на коробку с медикаментами,– придется поискать прямую палку.
- Хххорошо, - кивнул Сато, сжав в руке выбранные лекарства.
- Машину я оставляю вам, - Цуруга захлопнул багажник и подошел к знакомому, - Такарада-сан обещал направить сюда вертолет, поэтому… - актер, забрав аптечку из рук парня, вложил в его руку ключи от автомобиля, - дожидайтесь спасателей.
- Но…
- Я и так оказал вам посильную помощь, - парировал Цуруга, перекинув через плечо ремень коробки с медикаментами. - Дальше, я думаю, вы в состоянии справиться сами…
- Все же это опасно, - предостерегающе нахмурился Сато. – Не лучше ли?..
- Лучше будет, если вы передадите Такараде-сану, что без Могами-сан я не вернусь, - категорично бросил актер и, развернувшись на 180 градусов, направился в сторону темной чащи. – До встречи в агентстве…


От безысходности закусываю до боли губу и смотрю вверх… Холодные капли дождя продолжают слепить глаза, а в сознании все явственнее всплывают картины недавнего прошлого. Пыталась отдалиться от него, избегала встречи, игнорировала звонки, ссылаясь на занятость. Я чувствовала, как он злился. Он хладнокровно поддевал мое самолюбие язвительными словами, провоцируя сорваться и высказать ему все как есть, но… но я не решалась… Прикрывалась своими поручениями президента или попросту уходила от ответа, буквально телепортируясь от него на безопасное расстояние… Однако и спустя отведенное время любовного карантина, который я сама себе прописала, я все же не смогла избавиться от разрастающегося в душе чувства… Течение любовной болезни затягивалось, и я все явственнее понимала, что уже не в состоянии представить жизнь без него… Цуруга-сан… Я просто боялась… боялась… Но не его, а того чувства, которое охватывало меня от одного лишь взгляда на него, от одного лишь звука его голоса. Осознавая собственную нерешительность, я чувствую, как губы кривит горькая усмешка. Жалкое зрелище! Могами Кеко – серая мышка! Так и есть… Мышь, которая боится коварной кошки и прячется в своей норке…
- Нет уж! – категорично заявляю я в полный голос. – Я не хочу быть такой! Я… -поднимаю глаза к темному небу и с вызовом кричу ему клятву. - Если я выберусь отсюда, то непременно расскажу Цуруге-сану о своих чувствах. Если он меня отвергнет - я приложу все усилия, чтобы стать достойной для него парой… я стану лучшей актрисой, я стану…
- Могами-сан! Кеко!
Что? Я напряженно прислушиваюсь к окружающим меня шумам, надеясь, что не ослышалась. Над головой мелькают яркие блики света, скользящие по поверхности ямы. Это же его голос, верно? Как он здесь оказался? Набрав побольше воздуха в легкие, я кричу, что есть силы:
- Я здесь! Вы слышите меня?
- Могами-сан, вы здесь? – от раздавшегося над головой голоса сердце радостно подпрыгивает к горлу, и столб света, направленный на меня, заставляет зажмуриться с непривычки.
- Да… я здесь…
- Вы ранены? – свет фонаря исчезает, позволяя мне с трудом разглядеть возвышающийся надо мной силуэт.
- Кажется, нет! – Мне все же не верится, что он сейчас здесь, что он пришел за мной… именно за мной.
- Я сейчас скину вам веревку, - доносится до меня взволнованный мужской голос, - вы сможете подняться?
- Да…
- Я кидаю, - предостерег сэнпай, - прижмитесь к стене ненадолго.
- Хорошо, - выполняю его просьбу, все еще не в силах справиться с растекшимся по душе трепетом. Я уже не могу сказать, отчего больше сотрясается мое замерзшее тело – от холода или от мысли, что я скоро окажусь рядом с ним.
- Готово, - выкрикиваю я, намотав конец прилетевшей веревки на руку.
- Я тяну, - предупреждает он.
- Хорошо, - резкий рывок вверх едва не заставляет разжать онемевшие от холода пальцы, но я должна выбраться, должна увидеть его… я же обещала, что…
- Еще немного, Могами-сан. Еще чуть-чуть….
Я цепляюсь локтями за скользкую поверхность и едва не скатываюсь обратно, но сэнпай успевает ухватить меня за руки и вытащить из ямы.
- Цуруга-сан… - выдыхаю я, оказавшись прижатой к его груди. Сквозь мокрую рубашку, я слышу, как отчаянно бьется его сердце. – Я… вы… - поднимаю голову, тщетно пытаясь разглядеть его глаза. – Я… лю… - я же обещала ему сказать, я должна выполнить свою клятву.
- Как же ты меня напугала, - горячее дыхание обжигает мою холодную щеку, не давая сказать и слова, - я уже не надеялся найти тебя… Кеко…
Я слабо различаю его слова от переполнившей душу нежности, тепла, ласки, гулких ударов собственного сердца в ушах… Голова идет кругом и…

2. Наш маленький секрет

Этот кошмар почти закончился. На моих руках обессиленная и потерявшая сознание Кеко… Она со мной… Я смог ее найти… И радость от этих мыслей затопляет душу непередаваемыми нежностью и трепетом… Дождь продолжает моросить, пробивая замерзшее тело мелкой дрожью, а перед глазами то и дело всплывает та ужасная картина… Глубокая яма, наполненная водой… и она… такая беззащитная, хрупкая… Гневно закусив нижнюю губу, припоминаю убедительные речи президента и Яширо о моем безрассудстве. Чтобы они сказали, увидь этот ужас собственными глазами? Сомневаюсь, что они смогли бы остаться равнодушными…
Оглядываюсь и недовольно хмыкаю. Кажется, мы плутаем по кругу. Заблудились. И это несмотря на то, что я предусмотрительно завязал лоскуты моей разорванной рубашки на ветвях деревьев. Однако найти след, ведущий назад, мне так и не удается. Слишком темно и влажно. Фонарь, отсыревший от обилия воды, начинает работать с перебоями, и, глядя на дрожащую в руках любимую, я понимаю, что нам просто необходимо где-то заночевать… Хотя бы на то время, пока не стихнет дождь. Кеко может простудиться…
Что? Я улавливаю какой-то темный силуэт вдали, высвеченный мигающим фонарем. Что это? Хижина? Домик? Ускоряю шаг, моля о том, чтобы это не было миражом. Источник света предательски гаснет в руке, заставляя меня идти наугад. Но я же не мог ошибиться? Я точно видел какое-то здание… Крепче прижимаю к своей груди дрожащую Кеко, оберегая ее от бьющих по коже тонких веток деревьев, преграждающих путь. Спешу вперед, совершенно позабыв, о том, как стоит дышать… Только бы я не ошибся… И когда мы оказываемся на поляне, я облегченно вздыхаю, чувствуя, как губы расплываются в счастливой улыбке. Нам повезло. В этой небольшой сторожке мы сможем укрыться до приезда спасателей.
Толкнув плечом неохотно поддавшуюся скрипучую дверь, останавливаюсь на пороге. Вязкая темнота не позволяет разглядеть хоть какое-то очертание, и я громко выкрикиваю:
- Здесь кто-нибудь есть? – собственный голос в безмолвной тишине заставляет напрячься, и внезапно оживший фонарик освещает темное помещение. Я замечаю огромный камин, расположенный в глубине комнаты, а в дальнем углу – стол, два стула и небольшую кровать, накрытую цветастым пледом.
- Цуруга-сан, - трепет охватывает душу от тихого девичьего стона, и я пытаюсь разглядеть ее лицо, - не оставляйте меня…
- Не оставлю, - ласково шепчу я, чувствуя, как сердце затопляет безграничная любовь и нежность, - не бойся…
Осторожно скидываю с себя промокшую обувь у порога и несу девушку к замеченной кровати. Аккуратно укладываю ее на постель и спешу освободить любимую от промокшей одежды. Свет фонаря, оставленного на полу, едва ли позволяет разглядеть контуры хрупкого и дрожащего от холода тела, и это радует… Несмотря на всю экстремальность ситуации, я, наверное бы, не смог устоять от желания хорошенько рассмотреть ее… «Извращенец! - усмехаюсь я в своих мыслях и пытаюсь четко скоординировать дальнейшие действия. - Надо разжечь огонь и высушить одежду». Отбрасываю снятую мокрую одежду Могами в сторону, оставив на ней лишь нижнее белье, и спешу закутать ее в плед. Она что-то ворчит несвязное, и я невольно умиляюсь, пытаясь представить ее выражение лица в этот момент.
- Сейчас будет тепло, - ласково шепчу я, склонившись к ее уху и, все же не удержавшись, нежно целую ее в щеку. От собственной смелости сердце отвечает глухими ударами в ушах и по холодному телу уверенным шагом марширует толпа мурашек. «Люблю…» - едва не срывается с моих губ, но вовремя останавливаюсь, заставляя себе, нащупать на полу вновь погасший фонарь и подняться на ноги. От требовательного встряхивания фонаря, струя света неохотно падает на стену. «Камин». Цепляюсь мыслями за следующие свои действия, лишь бы не копаться в своих сумбурных чувствах, которые теперь клубятся в душе после непростительного поцелуя. Слабость… Снова поддался своей слабости… Но губы предательски хранят то теплое ощущение прикосновения к ее нежной, пусть и холодной, щеке, и пальцы неосознанно касаются их. «Камин!» - через шумный вдох призываю свои чувства к порядку и присаживаюсь на корточки перед очагом.
Свет падает на заготовленные кем-то дрова. Дотрагиваюсь рукой – сухие. На душе становится спокойнее - до появления спасателей продержимся. Если, конечно, удастся разжечь их… Прохожу столбом света фонарика по откосам камина и замечаю в небольшом углублении притаившийся коробок спичек. Счастливая улыбка нахально раздвигает губы – будет тепло.
Рыже-багряный огонек, заплясавший над моими замерзшими пальцами, аккуратно перемещается под дрова, и моментально показавшиеся язычки разгорающегося пламени лениво облизывают заготовленное деревянное лакомство. Тепло… Подставленные к огню холодные ладони начинает немного покалывать от приливающей жаркой крови. Удостоверившись, что огонь набирает силу, я поднимаюсь на ноги и скидываю с себя одежду, точнее, то, что от нее осталось. Прогулка по лесу стоила мне дорогих джинс и рубашки, но это такие пустяки по сравнению с любимой девушкой, мирно спящей на кровати. Снова чувствуя, как мои губы раздвигает умиленная улыбка, лишь стоило мне взглянуть, на свернутую калачиком возлюбленную. Кеко… Моя любимая Кеко… «Мокрая одежда!» - снова холодный разум не позволяет мне разомлеть от переполняющей душу любви. Тщательно выжимаю нашу одежду, встряхиваю и развешиваю на стулья, подвинутые поближе к горячему очагу. Аккуратно расставляю подле камина мокрую обувь. Представляю, что с ней будет на утро. Но вдруг нам придется возвращаться до машины пешком? Зная нашего президента, он может запросто в отместку за мое самовольство всласть поиздеваться…Но то я, а это – Кеко… Не выдержит! Невольно хмыкаю, уже заранее представляя наш долгий «задушевный» разговор в его кабинете и перевожу взгляд на любимую. Точно не выдержит… Любимая и талантливая актриса, «его девочка»… Уже откровенная улыбка проступает на лице, и я понимаю, что напряжение, долго не отпускавшее меня, наконец-то уходит… Я нашел ее… нашел…
Подхожу к кровати и осторожно беру завернутую в одеяло девушку на руки. Я чувствую даже сквозь толстую ткань, как ее колотит сильная дрожь. Улыбка сменяется беспокойством, пока я аккуратно несу ее к камину. Неизвестно, сколько она пробыла в яме, да и по лесу мы плутали долго. Боги, пусть это приключение обойдется без последствий для нее! Она что-то шепчет, заворочавшись в моих руках, и я, крепче удерживая ее в объятиях, осторожно присаживаюсь на пол.
– Спи, Кеко-чан, ты слишком перенервничала сегодня… - тихий шепот неосознанно срывается с губ, и я невесомо касаюсь губами ее холодного лба. – Спи…

Рен с притаившейся в уголках губ нежной улыбкой рассматривал из иллюминатора самолета стелющийся под ними ковер из серых туч. Погруженный в свои мысли, он совершенно не слышал тихого лопотания сбоку от него менеджера, то и дело тыкающего пальцем в свой раскрытый ежедневник.
- Смотри-ка, - задумчиво протянул актер, перебивая деловой тон речи шатена, - сегодня будет дождь…
- Так весна же, - двинул плечами очкарик и, недовольно прищурившись, покосился на подопечного. – Рен? Ты вообще меня слушаешь?
- Угу, - отрешенно кивнул Цуруга. – Я слышал там что-то о выходных по возвращению…
- Выходных? - шатен быстро зашуршал страничками ежедневника, пытаясь найти хоть одно упоминание о них.
- Ага, - невозмутимо кивнул брюнет, - где-то на недельку…
- Недельку?
- Неужели ослышался? – изобразил недоумение парень и тихонько добавил. – На две?
- Какие могут быть выходные? – вспылили шатен, с возмущением захлопнув ежедневник. – У тебя проект на проекте! И, заметь, ты их сам с радостью набираешь… Вот! Только-только с одним…
- Юки, из-за этого самого проекта я не виделся с женой почти два месяца, - спокойно парировал актер. – А ты же прекрасно знаешь, что Кеко сейчас нельзя волноваться лишнего…
- А ведь я тебя предупреждал, - язвительно пропел менеджер, - но что ты мне тогда ответил?
- Так ты мне мстить теперь собрался? – хмыкнул Цуруга.
- Кто? Я? – усмехнулся Яширо. – Больно надо… Только вот теперь твое «ничего не изменится» бьет по вашим отношениям частыми разлуками. Вот уговаривал же я тебя не связываться с некоторыми проектами… Куда уж? Кеко поймет… Кеко сама участвует…
- Юки, ты хуже ревнивой жены, - взмолился актер.
- Ревнивой или нет, – тебе виднее, - всадил словесную шпильку очкарик. – Только учти на будущее и прислушивайся почаще к моим советам… Я же о вас двоих больше себя беспокоюсь.
- Знаю, - Рен растянул губы в самой ослепительной улыбке. - Поэтому я всем говорю, что у меня самый замечательный и понимающий менеджер на свете…
Кхм… - кашлянул в кулак смущенный очкарик, пытаясь утаить теплую улыбку. – Ну ладно-ладно… посмотрим, что можно будет сделать с твоими выходными…


Приятно потрескивают дрова в камине, согревая и размаривая замерзшее после пережитых приключений тело. Кеко все также спит в моих объятиях, и я ловлю себя на мысли, что не в силах оторвать от ее лица взгляда, а губы давно растянула нежная улыбка. На душе спокойно, тепло, мирно… Кажется, вся моя жизнь сейчас сконцентрировалась в этой незримой близости… Я и она… Разве мне еще что-то нужно для полного счастья? Перенасыщенное любовью сердце трепетно отзывается в груди, и руки, сами собой, крепче обнимаю девушку, завернутую в одеяло.
- Я не смогу жить без тебя, Кеко… - выдыхаю я ей в макушку, не в силах удержать рвущиеся наружу чувства. – Больше не пугай меня так…

Рен, припав к стеклу смотрового окна, наблюдал, как ворочается в кроватке малышка.
- И как ощущение отцовства? – хмыкнул Такарада, приобняв актера за плечи.
- Пока не могу в это поверить, - честно признался парень не в силах скрыть счастливой улыбки и умиленно вздохнул, когда девочка сладко зевнув, засунула кулачок в рот. – Она такая крохотная…
- Ты был не больше, - усмехнулся президент. – Никогда не забуду, как возился с тобой Куу, а Джулия ворчала, что он тебя затискает до смерти… Ты был чудным малышом…
- Кстати, о родителях, - протянул Рен, искоса взглянув на президента. - Планируют скоро прилететь в гости.
- В гости? – голос мужчины пропустил сиплые нотки.
- Ага.
- Джулия тоже? – прочистив горло, опасливо поинтересовался Такарада.
- Она главный инициатор, - хмыкнул парень.
- И надолго?
- Сказали - пока не выгоним…
- Это не к добру! - буркнул посмурневший Лори
- Почему же? – изобразил недоумение парень. – Они мне здорово помогут во время моих командировок. Кто-то же должен будет приглядывать за Кеко и малышкой во время моего отсутствия? - с самым невозмутимым видом двинул плечами Рен. – У меня много проектов…а, вы же понимаете, что ей одной не справиться…
- Но ты же мог бы мне как-нибудь и намекнуть? – заворчал президент. - Мол требуется чуть больше свободного времени, не могли бы, Такарада-сан, подсбить… Разве бы я не пошел тебе на встречу?..
- Да??? – сыграл удивление парень. – И даже согласились бы сократить количество романтических проектов?
- А вот это уже чистой воды шантаж! - нахохлился Лори. – У тебя такие отличные образы влюбленных героев…
- Когда Кеко рядом, - напомнил молодой человек. – У нас семейный дуэт…
- Воспитал талантливую актрису себе на голову…- тихо пробурчал мужчина.
- Лучшую актрису агентства, - поправил с нескрываемой гордостью Рен.
- Лучшую, лучшую, - согласно вздохнул Такарада, переведя взгляд с парня на заснувшую малышку. – Зайдешь ко мне с Яширо завтра после обеда.
- Непременно, - учтиво поклонился актер президенту. – Спасибо за понимание…
- Но не надейся, что вовсе работы не будет, - предупредительно добавил глава агентства, - пока ограничимся токийскими проектами, а там – посмотрим…
- Спасибо…
- Эх, - вздохнул Лори, повернувшись спиной к брюнету и неспешно направившись в сторону выхода, - самые лучшие актеры во всем агентстве… и столько ярких проектов для них… а оба не при делах…


Заворочавшись в моих руках, Кеко открывает глаза и, неопределенно озираясь по сторонам, упирается взглядом в мою грудь.
- Как вы себя чувствуете? – интересуюсь я, встретившись с ее взглядом.
- Значит не сон… - шепчет она и, заерзав на месте, прячет лицо на моей груди. – Значит, вы и вправду спасли меня?..
Горячие слезы обжигают мою кожу, и я чувствую, как ее тело содрогается от рыданий. Сердце разрывается на части от ее слез, от того страха, что она испытала, но я могу лишь утешить ее, крепче обнять и ласково гладить еще чуть-чуть влажные волосы:
- Успокойтесь. Все уже позади… я с вами...
- Цуруга-сан, я думала, что я уже погибну, - выдыхает она, не отрываясь от моей груди. – Я была уверена, что никто не сможет меня найти… и когда я услышала ваш голос…
- Чшшш… - прерываю ее, чувствуя, как тяжело даются ей слова. – Теперь же все в порядке, я нашел вас…
- Я люблю вас, Цуруга-сан… - как гром, среди ясного неба, доносится до моих ушей ее еле слышный шепот.
- Что? – голос звучит неестественно глухо, и я начинаю паниковать… Я же не ослышался, верно? Может, это у меня на фоне пережитого стресса?
- Люблю, - еще тише выдыхает она и, оторвавшись от моей груди, робко заглядывает в мои глаза. - Я знаю, что я для вас всего лишь кохай…– Неужели и вправду, это не сон? ЛЮБИТ? – Но сегодня я поклялась, что если выберусь из той ямы, то расскажу вам все… Я… я люблю вас, Цуруга-сан… Поэтому я избегала встречи и разговоры с вами последнюю неделю… Мне нужно было время, чтобы окончательно понять это… и… - ресницы прячут от меня глаза, а в ее голосе проступает решительность. – Я хочу, чтобы вы знали. Я не отступлю…
- От чего? – умиленная улыбка касается моих губ, и я ничего не могу с собой поделать, чувствуя, как меня тянет, словно магнитом, к ее губам.
- От своих чувств! – уверенно заявляет она, встретившись с моими глазами. Я опасно близко приблизился к ней… Еще миллиметр и случится поцелуй… Я вижу свое отражение в ее карих глазах, я чувствую ее легкое дыхание, ее щеки полыхают жаром… – Я приложу все усилия, чтобы вы полюбили меня тоже…
- Боюсь, тебе не удастся этого сделать, – шепчу я, прикоснувшись ладонью к ее пылающей щеке, утопая взглядом в ее глазах.
- Любой человек имеет шанс на попытку… - с самым серьезным видом отвечает она, чуть отстранившись, когда наши губы едва не соприкасаются в поцелуе.
- Все напрасно, - вздыхаю я со счастливой улыбкой, - потому что я итак влюблен в тебя, - невесомо целую ее в чуть раскрывшиеся от удивления губы и уверенно киваю в ответ ее на ошарашенный взгляд, – давно влюблен, Кеко… очень давно.

Рен, осторожно открыв входную дверь, тихонько прошмыгнул в квартиру.
«Еще не спят», - улыбнулся парень, заметив, как в одной из комнат горит яркий свет.
Разувшись, актер на цыпочках прокрался по коридору и, почувствовал, как губы сами собой разъехались в умильной улыбке от представшей картины. Молодая женщина, обнимающая маленькую белокурую девочку, загадочным тоном читала красочную детскую книгу.
- Папа вернулся! – радостно выкрикнула девочка, взглянув на молодого человека, оперевшегося плечом о косяк. – Папа, папа… - она подорвалась с колен матери и помчалась в сторону рассмеявшегося отца.
- Вернулся, вернулся, - подхватив четырехгодовалую дочь на руки, промурлыкал он и соприкоснулся с ней носами. – А Хикари хорошо себя вела?
- Угу, - без промедления кивнула девочка.
- И маме помогала?
- Угу…
- Ужин папе готовили, - улыбнулась Кеко, подойдя к мужу, и, оказавшись притянутой другой свободной рукой к его груди, счастливо зажмурилась. – Ты же сегодня не обедал, верно?
- Яширо? – покосился на актрису брюнет.
- Папа, ты совсем не заботишься о себе! – нахмурила брови малышка.
- Знакомые слова, - усмехнулся парень, покосившись на лицо Кеко, выражающее полную непричастность к происходящему. – Я не обедал, потому что знал, что вечером меня ждет вкусный ужин…
- Не подлизывайся, - актриса, тихонько ткнув кулачком в грудь мужа, выскользнула из-под его руки и вышла в коридор. – Мойте руки и идите за стол…
- Строгая она у нас, - заговорщически прошептал брюнет дочке, получив в ответ звонкий смешок. – Кстати, Кеко, - Рен, опустив малышку на пол, посмотрел на обернувшуюся к нему жену, - у нас новый совместный проект…
- Да? - заинтересованно улыбнулась она. - Ты взял сценарий?
- Взял, - с нескрываемой усмешкой ответил актер.
- И как называется?
- Штормовое предупреждение.


КОНЕЦ

@темы: Фанфикшн

Комментарии
2012-05-08 в 11:10 

Katalina Leone
Я же кошка, ты знаешь, конечно. Не взлететь мне, как небо не звало б. Мне опорой земля будет вечно Или доски кренящихся палуб...(с)
Как это мииилоооо)))))
здоровски написано)))Молодчинка, Эль)):bravo:

2012-05-08 в 12:39 

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....
Katalina Leone, спасибо! ;-) Рада, что тебе понравилось.

2012-05-13 в 13:18 

Astrik
Nothing is ever simple./Ничто никогда не просто.
У Кёко и Рена тёмные волосы,а у Шотаро светлые.С точки зрения генетики весьма маловероятно,что у темноволосых супругов родится ребёнок-блондин...Не могла не задуматься,кто отец ребёнка и не ухмыльнутся)

2012-05-13 в 17:04 

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....
Astrik, вообще-то у Рена, то есть Куона Хизури, светлые волосы. Поэтому все здесь с генетикой нормально, особо, когда и бабушка - Джулия Хизури - тоже блондинка (американка). А вот Шотаро, как раз, наоборот - темноволосый, просто красится в блондина. Почитайте мангу, там об этом всееее сказано.

2012-05-14 в 09:54 

Astrik
Nothing is ever simple./Ничто никогда не просто.
*челюсть на полу* ... вообще такого не помню Оо ...
надо будет перечитать)

   

Skip Beat!

главная